Наша кнопочка
Metodichka.org

Лучшие статьи проекта

Главная » 2016 » Март » 19 » Фоносемантический анализ предсмертной записки С. Полякова ★★★★★
Фоносемантический анализ предсмертной записки С. Полякова ★★★★★
УДК 374.7
ББК 74.3
Л20

 

Оценка рецензентами:

★★★★

Тот факт, что звуковая сторона слова неким образом связана с его смыслом, был известен задолго до становления психолингвистики. Особенности восприятия различных звуков издавна использовались поэтами, которые для своих стихов целенаправленно подбирали лексемы с определенными, «воздействующими» наборами звуков. Поэтому на фонетической стороне слова базируется целый ряд описанных в стилистиках фигур.

В настоящее время в лингвистике активно развиваются направления, которые находятся на стыке языкознания и психологии, благодаря им мы все глубже проникаем в тайны языков, механизмы порождения речи, все лучше узнаем ментальные законы коммуникации. Одним из таких междисциплинарных направлений является фоносемантика, созданная в 70-80-е гг. прошлого века и развитая советскими филологами А. П. Журавлевым и С. В. Ворониным. На сегодняшний день, когда манипулятивная лингвистика (НЛП) разрабатывает неэтичные приемы управления реципиентом речевого акта, работы, выполненные в русле фоносемантики и ставящие своей целью определение (через эмоции) не декларируемой, а фактической интенции автора речевого сообщения, оказываются как никогда актуальны. При этом на первый план выходят работы, одной из задач которых является апробация предлагаемых фоносемантикой методов и инструментов.

Получите преимущества!

Разместите и Вашу разработку по акции "Золотая Статья"!

Предлагаемая нами работа ставит своей целью выявление эмоционального состояния автора — М. Булгакова — методами фоносемантического и концептуального анализа предсмертной записки героя его рассказа «Морфий».

Указанная нами цель работы предполагает решение следующего ряда задач:

  • изучить теоретический материал, связанный с фоносемантическим анализом и концептуальным анализом как методами современной лингвистики;
  • с целью проверки адекватности используемого инструментария провести фоносемантический и концептуальный анализ предсмертной записки В. Маяковского, сравнить его результаты с воспоминания близких поэта, данными, представленными в работах его биографов;
  • провести фоносемантический и концептуальный анализ предсмертной записки героя рассказа М. Булгакова «Морфий», определить, насколько эмоциональное состояние автора при написании данной записки соответствует эмоциональному состоянию героя.

Мы предполагаем, что мастера слова, к числу которых относится и Михаил Булгаков, настолько «вживаются» в своих героев, что передают их эмоции не только на уровне текста и его лексической компоненты, но и (подсознательно) на фонетическом уровне.

КОНКУРС ДЕТСКИХ РАБОТ

Объект данного исследования может быть обозначен как письменная речь героя литературного произведения (в нашем случае — доктора Полякова).

Предмет данного исследования мы определяем как зафиксированное в письменной речи литературного героя эмоциональное состояние автора (в нашем случае — М. Булгакова).

Теоретическую базу данного исследования составляют работы по фоносемантике А. П. Журавлева, С. В. Воронина, а также их последователей. Также к теоретической базе работы относятся труды Курской лингвистической школы проф. А. Т. Хроленко, касающиеся концептуального анализа в лингвофольклористике1.

Практические результаты данного исследования могут быть использованы в области образования (при преподавании филологических дисциплин, а также элективных курсов по психологии).

Отметим, что исследование поддержано грантом (2 тыс. руб.) педагогического Живого журнала «Методичка.орг», за счет средств которого приобретено программное обеспечение «Анализ Писем-Текстов» (производитель — НИЦ «ЯМИР», г. Москва).

Исследование проведено в период с 1.01.2015 по 13.01.2015 г. в рамках «Зимней научной школы» муниципальной экспериментальной площадки на базе МБОУ СОШ №51.

  1. Отметим наш опыт работы с применением последнего метода — работу «Концепт «природа» в кубанской лирической песне», ставшую победителем в номинации «Гуманитарно-экологические исследования» муниципального этапа конкурса «Моя малая Родина: природа, культура, этнос».

1. Фоносемантический и концептуальный анализ в лингвистике

1.1. История вопроса

Фоносемантикой называется относительно молодая отрасль лингвистики; она появилась в 70-80-е гг. прошлого века и утверждает себя на пересечении фонетики (план выражения), семантики (план содержания), лексикологии (совокупность этих планов), а также психологии (теория восприятия)1.

Однако тот факт, что звуковая сторона слова неким образом связана с его смыслом, был известен задолго до становления психолингвистики вообще и фоносемантики в частности. Особенности восприятия различных звуков издавна использовались поэтами, которые для своих стихов целенаправленно подбирали лексемы с определенными, «воздействующими» наборами звуков. Поэтому на фонетической стороне слова базируется целый ряд описанных в стилистиках фигур (например, анафора).

Проблему значения звуков рассматривалась однако не только практиками прошлого, но и теоретиками языка. Предположение о том, что звуки нашей речи обладают собственной отдельной семантикой, делали неоднократно выдающиеся исследователи разных эпох. В частности, если говорить о русской лингвистической мысли, то эту идею озвучил уже великий Михаил Васильевич Ломоносов, который в «Риторике» (1748 г.) писал следующее:

«Из согласных письмен твердые к, п, т и мягкие б, г, д имеют произношение тупое и нет в них ни сладости, ни силы, ежели другие согласные к ним не припряжены, и потому могут только служить в том, чтобы изобразить живяе действия тупые, ленивые и глухой звук имеющие, каков есть стук строящихся городов и домов, от конского топоту и от крику некоторых животных. Твердые с, ф, х, ц, ч, ш и плавкое р имеют произношение звонкое и стремительное, для того могут спомоществовать к лучшему представлению вещей и действий сильных, великих, громких, страшных и великолепных. Мягкие ж, з и плавкие в, л, м, н имеют произошение нежное и потому пристойны к изображению нежных и мягких вещей и действийние нежное и потому пристойны к изображению нежных и мягких вещей и действий»2.

Как указывает Г. А. Гуковский, все звуки, по Ломоносову, имеют свою «содержательную энергию». Однако данная энергия имеет не рациональный, а эмоциональный характер. Помимо того, несет в себе явный признак иррационального3.

В более поздний период подробное толкование значения разных звуков было предложено Велимиром Хлебниковым в его статьях «Художники мира!» и «Наша основа» (1919 г.)4.

У истоков основательного научного осмысления проблемы фоносемантики стоят, согласно ряда источников5, труды С. В. Воронина. Однако общепринятым основателем фоносемантики считается работавший параллельно с Ворониным А. П. Журавлев, заложивший ее основы в работах «Фонетическое значение» (М., 1974), «Звук и смысл» (М., 1981; М., 1991).

  1. Фоносемантика [Электронный ресурс] / Материал из Википедии — свободной энциклопедии. — Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/фоносемантика, 1.01.2014 г.
  2. Ломоносов, М. В. Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочиненная в пользу любящих словесные науки [Текст] / М. В. Ломоносов // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений / АН СССР. — М.; Л., 1950—1983. Т. 7: Труды по филологии 1739—1758 гг. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. — С. 242 (§ 173).
  3. Гуковский, Г. А. Ломоносов — критик [Текст] / Г. А. Гуковский // Литературное творчество М. В. Ломоносова: Исследования и материалы / Под ред. П. Н. Беркова, И. З. Сермана. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. — С. 96.
  4. Фоносемантика [Электронный ресурс] / Материал из Википедии — свободной энциклопедии. — Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/фоносемантика, 1.01.2014 г.
  5. См. например: Бродович, О. И. Слово об авторе [Текст] / О. И. Бродович // Амосова, Н. Н. Основы английской фразеологии. — 3-е. — М.: Эдиториал УРСС, 2013. — 216 с. — ISBN 978-5-397-03557-6.

1.2. Современное состояние вопроса

Советский ученый А. П. Журавлев в 70-80-х гг. прошлого века, воспользовавшись методикой «семантических дифференциалов» Чарльза Осгуда1, провел исследования для уяснения значений звуков. Результаты исследований легли в основу диссертационной работы А. П. Журавлева. В результате А. П. Журавлев предложил список из 23 качественных характеристик звуков русской речи, а именно:

  • «хороший — плохой,
  • красивый — отталкивающий,
  • радостный — печальный,
  • светлый — темный,
  • легкий — тяжелый,
  • безопасный — страшный,
  • добрый — злой,
  • простой — сложный,
  • гладкий — шероховатый,
  • округлый — угловатый,
  • большой — маленький,
  • грубый — нежный,
  • мужественный — женственный,
  • сильный — слабый,
  • холодный — горячий,
  • величественный — низменный,
  • громкий — тихий,
  • могучий — хилый,
  • веселый — грустный,
  • яркий — тусклый,
  • подвижный — медлительный,
  • быстрый — медленный,
  • активный — пассивный»2.

Все звуки русского языка, согласно этим «шкалам», имеют оценки. По А. П. Журавлеву, эти фоносемантические шкалы дают возможность оценить влияние на психическое состояние человека звуков и, наоборот, влияние психического состояния автора сообщения на набор звуков в тексте. С появлением дешевых компьютеров фоносемантический анализ слова стал занимать малые доли секунды3. К числу ПО, реализующего идеи фоносемантики, относится и используемая в данной работе программа «Анализ Писем-Текстов».

По утверждениями авторов программы «Анализ Писем-Текстов» (производитель — НИЦ «ЯМИР», г. Москва), она базируется на идее и результатах научных изысканий А. П. Журавлева. Следует отметить, что данное ПО анализирует буквы в составе слов, а не звуки и никак не учитывает взаимное расположение букв.

Также данное ПО дает возможность узнать «скрытое сообщение» письма, выявляя его семантическое ядро — набор наиболее частотных лексем сообщения, что, по сути, есть использование одной из методик Курской школы лингвофольклористики, возглавляемой профессором А. Т. Хроленко и занимающейся выявлением в фольклорных текстах наборов языковых средств (кластеров), репрезентирующих этнокультурные концепты («Любовь», «Страх», «Богатство», «Добро» и т.д.)4. Примечательно, что не только общность видения текста как совокупности разнозначимых звуков в первом случае и лексем — во втором, но и прикладной инструментарий фоносемантики и инструментарий, используемый представителями школы проф. Хроленко, имеют много общего. Достаточно сравнить ПО «Анализ Писем-Текстов» и Slovnik. Первое выявляет преобладающие звуки, второе — лексемы, на основании которых дается характеристика всего сообщения. Первое, как уже говорилось нами выше, использует в том числе и подход, реализованный во втором.

Заметим, что фоносемантика и ее прикладной инструментарий нередко подвергаются критике. Так знаменитый дизайнер и эксперт в области рекламы А. Лебедев подверг жесткой критике программу для фоносемантического анализа ВААЛ: «В качестве примера он провел фоносемантический анализ слов дохляк и сила. Слово дохляк по результатам анализа оказалось «грубым, мужественным и храбрым», а сила — «светлым, низменным, легким, нежным, женственным, слабым, тихим, трусливым, хилым, маленьким»5. Справедливости ради необходимо сказать, что Артемий Лебедев анализирует в ВААЛ лексемы изолированно, без контекста, чего он не смог бы сделать в ПО «Анализ Писем-Текстов», где установлен необходимый минимум слов. Думается также, что «уязвимые» лексемы подобрал Артемий тоже не сразу. Дополнением к сказанному выше является эксперимент, проведенный студенткой Е. И. Красниковой в лаборатории профессора А. А. Леонтьева и описанный в статье И. Имшинецкой «Фоносемантика в рекламе»6. Данный эксперимент убедительно доказывает наличие у звуков своих смыслов и делает критику фоносемантики малоубедительной.

  1. Osgood, Charles E. Method and Theory in Experimental Psychology [Text] / Ch. E. Osgood. — Oxford, 1956.
  2. Фоносемантика [Электронный ресурс] / Материал из Википедии — свободной энциклопедии. — Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/фоносемантика, 1.01.2014 г.
  3. Там же.
  4. Хроленко, А. Т. Введение в лингвофольклористику : Учебное пособие [Текст] / А. Т. Хроленко. — М.: Флинта : Наука, 2010. — 234 с. — ISBN 978-5-9765-0837-8, 978-5-02-037159-0.
  5. Фоносемантика [Электронный ресурс] / Материал из Википедии — свободной энциклопедии. — Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/фоносемантика, 1.01.2014 г.
  6. Имшинецкая, И. Фоносемантика в рекламе [Электронный ресурс] / И. Имшинецкая. — Режим доступа: http://evartist.narod.ru/text11/60.htm, 1.01.2014 г.

Выводы к главе 1.

Мы можем подвести промежуточные итоги и сделать выводы:

  1. Фоносемантикой называется относительно молодая отрасль лингвистики, образовавшаяся на пересечении фонетики, семантики, лексикологии и психологии.
  2. У истоков основательного научного осмысления проблемы фоносемантики стоят труды С. В. Воронина и А. П. Журавлева.
  3. В настоящее время фоносемантикой разработаны как теоретические аспекты «семантики звука» русской речи, так и прикладное программное обеспечение для фоносемантических исследований.   

2. Фоносемантический анализ предсмертных записок В. Маяковского и С. Полякова

2.1. Контрольный этап эксперимента

На первом контрольном этапе эксперимента с целью проверки адекватности используемого инструментария мы решили провести фоносемантический и концептуальный анализ предсмертной записки Владимира Маяковского.

Причиной такого решения стал тот факт, что, как и в случае с Поляковым, письмо Маяковского — это предсмертное письмо самоубийцы, сопоставимое к тому же с письмом Полякова по объему. Однако это в первую очередь еще и письмо человека, эмоциональное состояние которого на конец его жизни хорошо известно и подробно описано, поэтому, сравнив результаты фоносемантического анализа данного письма с воспоминания близких поэта, данными, представленными в работах его биографов, можно будет убедительно говорить, работает ли (и насколько точно) выбранный нами инструментарий.

Общеизвестно, что к концу жизни Маяковский стоял перед двумя неразрешенными проблемами — похолоданием его отношений с властью (дело пахло, по мнению ряда биографов1, даже ЧК) и невыносимыми отношениями с Лилей Брик. Считается, что ушел он из жизни обдуманно, что спас тем самым близких и обеспечил себе ключевое место в истории советской поэзии. Проживи он дольше, всего этого могло бы и не быть...2

Владимира Маяковского часто называют символом советской эпохи. Его называли рупором революции. Но на самом деле, творчество Маяковского гораздо шире и объемней. А любовная лирика пропитана не меньшей страстью, чем политическая. При этом Владимир Маяковский пробовал себя в разных сферах. В частности — в только зародившемся виде искусства — кинематографе. В 1918 году он написал сценарий «Закованная фильмой». Главные роли играли Маяковский и Лиля Брик. «Он играл художника, влюбленного в балерину на экране в кино. Но любовь художника к этой балерине позволяет ей сойти с киноэкрана и полюбить художника, ответить ему взаимным чувством»3. В жизни чувства поэта и его музы тоже были взаимными. Хотя, по меркам простых людей, отношения Маяковского и Лили Брик были неординарными. Маяковский настолько любил Лилю Брик, что даже жил с ними втроем — Лиля, Осип и поэт. Но насколько любила его Лиля, которая так и не ушла от Брика? И любила ли?

Что нам известно о супружеской паре Брик? К моменту встречи с Маяковским Лиля Юрьевна уже была замужем. Спокойствие в семье Брик продолжалось до 1915 года, пока однажды сестра Лили Эльза не привела в дом Бриков своего близкого друга, начинающего поэта Владимира Маяковского, в которого она была влюблена и с которым хотела связать свою будущую жизнь. А тот, восхищенный хозяйкой дома, прочел ей лучшие свои стихи и на коленях просил разрешения у Лилечки посвятить их ей. Любви поэта Лиля Брик не удивилась, так как привыкла к мужскому обожанию. Ее всегда боготворили мужчины, несмотря на то что красавицей она никогда не слыла. Но была в ней некая загадка и очарование, перед которыми не мог устоять ни один мужчина. Не стал исключением и начинающий, но очень талантливый поэт Владимир Маяковский. Кстати, его талант Осип и Лиля Брик сразу же «разглядели» и решили помочь перспективному молодому человеку. Именно в тот вечер, по утверждению сестры Лили Эльзы, все и случилось: «Брики безвозвратно полюбили стихи Маяковского, а Володя безвозвратно полюбил Лилю»4.

У Лили имелся свой подход к мужчинам, который действовал, по ее мнению, безотказно: «Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают...»5 В поэтическом даре Маяковского всегда была очень сильна лирическая струя. Но именно после знакомства с Лилей у Маяковского появляются стихи, обращенные к той, что на всю жизнь станет Музой поэта.

С этого момента и начинаются любовные мытарства поэта, его взлеты и падения в любви к Лиле. Лишь один раз поэт предает свою Музу, посвящая свое парижское стихотворение молодой модели Дома Шанель, русской эмигрантке Татьяне Яковлевой. Поэт влюбился в новую знакомую так, что решил жениться на ней и привезти ее в Россию. Восторженный и влюбленный, он посвятил Яковлевой стихотворение. «Ты в первый раз меня предал», — сказала Владимиру Лиля, когда он вернулся в Москву6.

Любовь Маяковского и Лили Юрьевны была непростой, она не раз достигала кризисных рубежей. В годы, когда революция ломала и пересматривала все на свете, казалось, что и человеческие отношения должны найти новую форму, новые взаимосвязи. И что любовь, верность, ревность тоже в известной степени претерпят изменения, и отношения людей в чем-то станут другими. Авангард нес новую идеологию и недвусмысленно заявлял о своих намерениях переустроить не только жизнь нового общества, но и каждого человека в частности. А Лиля Юрьевна и Владимир Владимирович исповедовали именно эту идеологию. Вернее, исповедовала она, а он, скорее всего, подстраивался.

Известие о смерти Маяковского застало чету Брик в Берлине, куда Маяковский сам провожал их с вокзала. Они узнали о нем из телеграммы: «Сегодня утром Володя покончил с собой». Лиля, хотя и переживала смерть любимого друга, однако объясняла ее с завидным спокойствием: «Володя был неврастеник, — говорила Брик, — едва я его узнала, он уже думал о самоубийстве»7.

Довольно прохладные слова о том, кто содержал Бриков при жизни и постарался, скорее всего, спасти их даже своей смертью, ощущая, что еще чуть-чуть и все они попадут под молох. Первым арестовали бы конечно его. Уже через несколько лет — когда в советской России началась эпоха массовых репрессий. А арестовали бы его, например, как и многих в те годы, «как злостного троцкиста за поэтические крики «во весь голос» о мировой революции, злостное искажение перед трудящимися текущего исторического момента, в который идет не мировая революция, а мирное созидание социализма в отдельно взятой стране»8. В этот период у Маяковского назревало если и не совсем открытое, то уже явное противостояние с властью. Это противостояние в конце концов стало бы смертью как для него, так и для его близких. Так что он избрал для себя, вероятно, не худший выход. Поэтому, на наш взгляд, в предсмертной записке не случайны строки, в которых поэт обращается к правительству: «...Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо». Поэт просит власть не причинять вред всем тем людям, которых он считал своей семьей. Мы понимаем, что «Товарищ правительство» — это диалог с самим Вождем и Отцом Народов, вот почему каждое слово прощальной записки В. Маяковского тщательно взвешено, можно даже сказать, выверено и написано ровным и решительным почерком. Поэт все обдумал. Записку он носил в кармане пару дней, делая к ней пост-скриптумы. И вот 14 апреля 1930 года в Москве в Лубянском проезде в рабочей комнате нашли убитым Владимира Маяковского. Здесь же сотрудники милиции нашли и предсмертную записку:

«Всем В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите — это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо. Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся. Как говорят — инцидент исперчен, любовная лодка разбилась о быт. Я с жизнью в расчете и не к чему перечень взаимных болей, бед и обид. Счастливо оставаться. Владимир Маяковский. Товарищи Вапповцы, не считайте меня малодушным. Серьезно — ничего не поделаешь. Привет. Ермилову скажите, что жаль — снял лозунг, надо бы доругаться. В. М. В столе у меня 2000 руб. — внесите в налог. Остальное получите с Гиза. В. М.»

Фоносемантический анализ данной записки с помощью ПО «Анализ Писем-Текстов» дал следующие результаты (только по 2 шкалам, по второй — менее выражено):

  • Длина текста: 756 букв.
  • Настроение автора письма(текста):
  • a) Хороший, достойный, приличный искренний, дружеский + +
  • b) Медленный, неторопливый +
  • Интерпретация результата анализа:
  • a) В тексте есть стремление изменить ситуацию к лучшему.
  • b) Это письмо писалось явно не в спешке.

Мы видим, что фоносемантический анализ подтверждает наши выводы, полученные при анализе исторического материала. Письмо Маяковского — это взвешенное, тщательно обдуманное послание хорошего человека в его попытке изменить ситуацию к лучшему. И если в проявлении дружеских чувств и намерений Маяковский в момент написания письма мог бы быть подвержен внешнему влиянию (синяя шкала: коммуникабелен по данному критерию), то в выборе слов для своего послания — едва ли (красный цвет). Он все написал «так, как надо». И по-другому не написал бы. Ведь, например, очень тонко обращаясь напрямую к Молоху (по сути «товарищ-который-за-все-правительство»), он просит не жизни для близких, а «достойной жизни», как если верит в то, что тот физически их никак не уничтожил бы. Льстит чудовищу во спасение семьи...

Но в чем же скрытое (главное?) послание письма? Оно, согласно программе, следующее:

ТОВАРИЩ — БРИК — ЛИЛЯ — ЛЮБИТЬ

Вот он — концепт данной записки! В первую очередь он думал о ней.

Мы решили дополнить данный анализ семантическим анализом письма с помощью ПО, представленного на сайте www.easel.ly. Данное ПО анализирует текст и, на основе анализа схожих текстов Интернета, показывает близкие анализируемому тексту тематики. Результат данного анализа представлен ниже в виде инфограммы, где черным цветом обозначено семантическое ядро анализируемого текста, а другими цветами — близки тексту тематики:

Инфограмма 1. Результаты анализа записки Маяковского

Вне всякого сомнения главным адресатом этой записки, при наличии энного количества обращений к другим людям, является Лиля. Мы можем лишь посочувствовать поэту, на смерть которого любимая им женщина только и смогла что назвать его неврастеником...

Однако мы можем признать, что инструментарий фоносемантического анализа действен и адекватен, что дает нам возможность проверить с его помощью выдвинутую нами гипотезу.

Для этого мы подвергли на втором экспериментальном этапе нашего исследования фоносемантическому анализу предсмертное письмо доктора Полякова — героя «Морфия».

  1. Млечин, В. М. Из воспоминаний о встречах с В. В. Маяковским. «Как убивали Маяковского» [Текст] / В. М. Млечин // Московский комсомолец. — № 25729. — 26 августа 2011 г.
  2. Там же.
  3. История любви Лили Брик и Владимира Маяковского [Электронный ресурс] / Радио Дача. — Режим доступа: http://www.radiodacha.ru/programs_archive/18/8549.htm, 1.01.2014 г.
  4. 3 женщины, погубившие Владимира Маяковского [Электронный ресурс] / Собеседник.ру. — Режим доступа: http://sobesednik.ru/culture/20130719-3-zhenshchiny-pogubivshie-vladimira-mayakovskogo, 1.01.2014 г.
  5. Там же.
  6. Млечин, В. М. Из воспоминаний о встречах с В. В. Маяковским. «Как убивали Маяковского» [Текст] / В. М. Млечин // Московский комсомолец. — № 25729. — 26 августа 2011 г.
  7. Там же.
  8. Там же.

2.2. Экспериментальный этап

Рассказ «Морфий» был написан Михаилом Булгаковым в 1927 году. Булгаков по образованию был врачом, служил по распределению в Никольской земской больнице, далее в Вяземской городской больнице в 1917-1918 годы. Наблюдения Булгакова-врача послужили основой для написания цикла рассказов «Записки юного врача» и рассказа «Морфий».

Достоверность ужасных мучений, физических и моральных, гарантируется изначально, поскольку автор выбрал для их описания форму дневника. А дневнику каждый из ведущих дневник доверяет всегда наиболее сокровенное, личное, то, что порой нельзя невозможно рассказать даже самому близкому человеку. Кроме того, его пишет врач – человек, который может описать свои ощущения как специалист, вооруженный знаниями, а значит, казалось бы, могущий что-то изменить. Но, увы… Поэтому в своем рассказе Булгаков и хочет показать, как опасен морфий: это прямая дорога к смерти.

В рассказе доктору Бомгарду, от имени которого и ведется повествование, приносят «письмо», которое было на клочке бумаги. Это «письмо» имело следующее содержание:

«11 февраля 1918 года. Милый collega! Извините, что пишу на клочке. Нет под руками бумаги. Я очень тяжко и нехорошо заболел. Помочь мне некому, да я и не хочу искать помощи ни у кого, кроме Вас. Второй месяц я сижу на бывшем Вашем участке, знаю, что Вы в городе и сравнительно недалеко от меня. Во имя нашей дружбы и университетских лет прошу Вас приехать ко мне поскорее. Хоть на день. Хоть на час. И если Вы скажете, что я безнадежен, я Вам поверю... А может быть, можно спастись?.. Да, может быть, еще можно спастись?.. Надежда блеснет для меня? Никому, прошу Вас, не сообщайте о содержании этого письма».

Фоносемантический анализ данной записки с помощью ПО «Анализ Писем-Текстов» дал следующие результаты (только по 2 шкалам):

  • Длина текста: 559 букв.
  • Настроение автора письма(текста):
  • a) Шероховатый, противопоставляющий + +
  • b) Тусклый, безжизненный, невыразительный, бесцветный, серый + +
  • c) Тёмный, сомнительный, подозрительный + +
  • d) Печальный, скорбно-озабоченный, огорчённый + +
  • e) Пассивный, безучастный + +
  • f) Низменный, подлый, бесчестный + +
  • g) Тяжёлый, суровый, строгий, неуживчивый +
  • h) Тихий, спокойный, смирный, безмятежный +
  • i) Страшный, пугающий +
  • j) Сложный, многообразный, противоречивый +
  • k) Плохой, неприличный, неискренний +
  • l) Отталкивающий, некрасивый, непривлекательный +
  • m) Медленный, неторопливый +
  • n) Грустный, безрадостный, нерадостный, невесёлый +

Отрешившись от популярного трактования результатов, предлагаемых программой, и подчеркнем главное:

  1. герой рассказа, доктор Поляков не стремился изменить ситуацию к лучшему, как это пытался сделать Маяковский;
  2. возможно, он устал от последних событий в его жизни;
  3. доктор сомневается в своем спасении, более полагается на судьбу, чем на себя самого. Переубедить доктора не представляется возможным.

Сомнение — основная характеристика записки. В первую очередь — это сомнение в возможности спасения, что подтверждается и концептуально-семантическим анализом письма:

Инфограмма 2. Результаты анализа записки Полякова

Сам автор назвал записи из дневника доктора Полякова «Историей болезни». Мы можем проследить, как менялось настроение Полякова, как менялся сам он. В начале записей доктор пишет довольно аккуратным почерком, что не скажешь о конце записей. Да и само предсмертное «письмо» было написано неряшливо. Это явно отражает все состояние души героя в тот момент. Поляков пишет в дневнике, что стал кричать на людей, проявляет грубость. Лишь после впрыскивания морфия он становился прежним. Это была уже зависимость. Со временем Поляков уже не мог жить без морфия. Но и жить, постоянно думая о том, как сделать себе спасительный укол, было явно невозможно. И, возможно, именно из-за этого доктор Поляков уже не видел спасения, хотя и писал об этом в своем «письме».

Вернемся к анализу «письма». Первым выводом было то, что Поляков не стремился изменить ситуацию к лучшему. Это все отражается в дневниковых записях. Он просто не мог больше с этим жить. Хоть морфий и избавлял его от боли, но это была зависимость. Боль физическая переросла в боль душевную, которую и старался заглушить в себе с помощью морфия несчастный доктор Поляков. Он, в отличии от Маяковского, уже не думал о людях, его окружавших. Поэтому свой душевный недуг он называет болезнью, которую и пытается вылечить с помощью морфия. Сергей Поляков не пытается бороться с зависимостью, он глубоко уверен в том, что болен и единственное лекарство от его болезни — это морфий, который в конечном итоге и убивает несчастного молодого человека.

Выводы к главе 2. 

Мы можем подвести итоги главы и сделать выводы:

  1. Выбранный нами инструментарий действен и адекватен, что подтверждается сопоставлением результатов анализа предсмертного письма Маяковского и исторических сведений о нем в данный период.
  2. Анализ письма доктора Полякова позволяет говорить о том, что на эмоциональном уровне — это действительно записка безнадежного наркомана, не верящего в то, что его возможно спасти.
  3. Сравнивая результаты анализа предсмертной записки доктора Полякова и контекста рассказа «Морфий», мы можем твердо сказать, что М. Булгаков действительно «вжился» в своего героя, сам прочувствовал все то, что испытывает в рассказе его герой.
  4. Отметим, что по некоторым сведениям Булгаков когда-то сам испытывал зависимость от морфия. К счастью, ему хватило силы воли, поддержки близких людей для того, чтобы перебороть эту болезнь. Однако это ставит вопрос о вживаемости в образ. Возможно, что Булгаков так хорошо передал эмоции Полякова, поскольку писал фактически о себе? Последнее намечает перспективу нашего исследования — анализ писем персонажей, чья судьба несхожа с судьбой их автора.

Заключение

Подведем общие итоги проделанной нами работы.

Мы выяснили, что фоносемантикой называется относительно молодая отрасль лингвистики, образовавшаяся на пересечении фонетики, семантики, лексикологии и психологии. У истоков основательного научного осмысления проблемы фоносемантики стоят труды С. В. Воронина и А. П. Журавлева. В настоящее время фоносемантикой разработаны как теоретические аспекты «семантики звука» русской речи, так и прикладное программное обеспечение для фоносемантических исследований.

Мы можем говорить о том, что выбранный нами инструментарий действен и адекватен, что подтверждается сопоставлением результатов анализа предсмертного письма Маяковского и исторических сведений о нем в данный период.

Анализ письма доктора Полякова позволяет говорить о том, что на эмоциональном уровне — это действительно записка безнадежного наркомана, не верящего в то, что его возможно спасти.

Сравнивая результаты анализа предсмертной записки доктора Полякова и контекста рассказа «Морфий», мы можем твердо сказать, что М. Булгаков действительно «вжился» в своего героя, сам прочувствовал все то, что испытывает в рассказе его герой.

Мы отметили, что по некоторым сведениям Булгаков когда-то сам испытывал зависимость от морфия. К счастью, ему хватило силы воли, поддержки близких людей для того, чтобы перебороть эту болезнь. Однако это ставит вопрос о вживаемости в образ. Возможно, что Булгаков так хорошо передал эмоции Полякова, поскольку писал фактически о себе? Последнее, на наш взгляд, намечает перспективу нашего исследования — анализ писем персонажей, чья судьба несхожа с судьбой их автора.

Материал скачан:

Об авторе: Лалетина Алина, учащаяся 9 класса МБОУ СОШ №51.

Руководитель: Солодкий Максим БорисовичПочетный Магистр проекта, администратор НМП "Методичка.орг" по научной работе.

Для цитирования (ГОСТ): Лалетина, А. ФОНОСЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕДСМЕРТНОЙ ЗАПИСКИ С. ПОЛЯКОВА // Живой журнал Методичка (НМП "Методичка.орг"). URL: http://www.metodichka.org/news/fonosemanticheskij_analiz_predsmertnoj_zapiski_s_poljakova/2016-03-19-470 (дата обращения: ).

Категория: Лучшие статьи проекта | Просмотров: 1829 | Добавил: Lusi | Теги: Лучшие статьи проекта | Рейтинг: 5.0/1

Живой журнал Методичка рекомендует:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в соцсетях!