Наша кнопочка
Metodichka.org

Интересное образование

Главная » 2014 » Декабрь » 3 » Рассказ "Уголек последнего пожара"
Рассказ "Уголек последнего пожара"

Чиполино Новый Пк

Часы на башне городской мэрии разогнав гулом сидевших на ней голубей, чинно пробили двенадцать, и тень от неё, падающая на набережную городского пруда  стала потихонечку сползать на его ровную без волн гладь. Двадцать второй июньский день лета выдался таким же солнечным, и жарким, как и предыдущие, а значит, население городка районного масштаба Малые костры займутся тем же, что и вчера. Будут загорать, купаться и просто отдыхать. Как и положено всем людям в воскресенье. Вопреки всем прогнозам синоптиков, обещавшим утром дождь, на голубом небе над городом, с самого утра так и не появилось ни единой тени облаков.

Время сегодня тянулось медленно-медленно, даже движение прогуливающихся по аллейке вдоль пруда парочек, было каким-то ленивым, а шаги их выглядели неспешными. Столбик термометра поднялся и просто замер на 39 градусах. Солнце пекло неимоверно, а сам воздух сегодня был разогрет на столько, что даже малейший ветерок, нёсший в себе это горячее марево, слегка обжигал жаждущую прохлады кожу. Мужчины как один были наряжены в тёмные очки а-ля Джеймс Бонд, и соломенные шляпы типа сомбреро с местного рынка. Женская же  половина человечества, желая уберечь свои открытые плечики от лишнего загара, предпочитала гулять с зонтиками от солнца, и их разноцветные грибки,  защищающие прелестные головки гуляющих мелькали везде, где только можно. Младшая детвора, ограниченная запретами родителей играла строго в тени своих дворов, и только некоторые из числа современных тинейжеров, предпочитающих осваивать разные трюки на  горных велосипедах и скейтбордах, не смотря на жару, тусовалась на ровных площадках аллеи вдоль набережной.

И вдруг, в ясном небе, прямо над городом, из конца в конец прочертил небо зигзаг огромной молнии. Затем, буквально из ниоткуда, где-то высоко-высоко, сформировалось нечто непонятное и дымчатое, что было бы проще обозвать сгустком, из которого вылетели сначала один, а потом сразу четыре крестика самолётов. Бомбардировщики и штурмовики, самолётики были маленькие и даже не реактивные. Сверху, из тиши воскресного дня, несмотря на высоту происходящего, ясно доносился звук сильных моторов, а за самолётами оставался след из отработанных газов. Также изредка слышался какой-то непонятный треск. Народ, по крайней мере, те, что заинтересовался, желая узнать, что происходит, повылезал из домов с биноклями и видео камерами. Ну, как же, на их глазах сегодня происходило что-то не обычное, и явно незапланированное властями. Самолеты в небе по-прежнему кружились, и если приглядеться, уже можно было понять, четверо с более длинными фюзеляжами гонялись за маленьким и коротким. А тот, буквально ужом вертелся между ними, не давая худым сесть себе на хвост, и даже судя по треску, видимо имитирующему выстрелы, огрызался.

Пока на верху шла своя круговерть, на земле вовсю уже разрывались телефоны. В течении какой-то пары минут были подняты на ноги все службы, от простой полиции до местных властей. Откуда взялись эти летуны? С каких аэродромов? Почему летают над городом? На любые вопросы по поводу появления над головами этих псевдовояк никто не мог дать ни одного вразумительного ответа. Всё больше людей выходило на улицы, многие вылазили на крыши домов, все стремились разглядеть и понять, кто, зачем? Наконец, просто поглазеть и развлечься.  А карусель этого воображаемого боя всё продолжалась и продолжалась...

Постепенно высота кувыркающихся в небе истребителей снизилась настолько, что стало можно даже простым глазом разглядеть знаки символики на самолётах. На крыльях четырёх длинных, были нарисованы кресты и свастика на хвостах. Пятый, маленький, тот был со нашими звёздами. Люди, те, кто разбирался в марках военной техники времён Великой Отечественной войны, наверняка признали бы в четверке с жёлтыми коками «Мессершмит – 109», а под пятым, который отбивался, наш ястребок «И – 16».

Только когда на мирно стоящий у мэрии чиновничий «Мерседес» с высоты упали несколько крупных только отстрелянных гильз от авиационных пушек и оставили пару довольно глубоких вмятин, до местного начальства дошло. Там, на верху, происходит не спектакль, не имитация, а самый, что ни на есть настоящий, воздушный бой с употреблением боевого оружия. Там шёл БОЙ! Бой русского ишачка с немецкими мессерами. Бой,  которого в наш 2012 год, абсолютно не должно быть! Не должно, и всё! Где эти самопальные истребители взяли такие самолёты, да ещё с боекомплектом, никто не понимал! Откуда взлетели? Где хранили технику?

Между тем, нашему лётчику с ишачка каким-то невероятным финтом удалось извернуться и успеть выпустить из установок под крыльями в летящую за ним пару мессеров, два реактивных снаряда. Пролетев метров четыреста, эресы взорвались.

Мессеры буквально влетели в их взрывы и один из них накренился, в нём что-то взорвалось, и перейдя в крутое пике он резко понёсся вниз. Тысячи глаз видели это, но теперь, когда он падал, каждому вдруг подумалось, враг сбит, а лётчик отлично играет свою роль. И только после где-то там, в мозгу, вдруг забила тревожная мысль, а если не игра, то куда и на что рухнет сбитый самолёт? А вдруг, на мой дом, на мою машину, мою дачу…

Мессер упал на незаселённую ещё сторону пруда, но не взорвался, а просто глубоко вошел в мягкую землю, смявшись, как картонная коробка. Сразу подогнали пожарную машину и на всякий случай залили сгоревший остов пеной.  Потом пожарные достали пробитое осколками и обгоревшее тело в немецкой лётной форме. Лётчик был мёртв. На земле, опираясь на трость, стоял старик, седой восьмидесятилетний человек с висевшими планками наград. Это был человек видевший настоящее военное небо через прицел истребителя  в далёкой молодости. Он не застал сорок первый, в свой первый боевой он вылетел уже при освобождении Украины, и он по себе знал, чего стоит минута такого боя. Это сейчас многое решает вооружение и тактические возможности, а тогда…. тогда победа на девяносто процентов зависела от самого лётчика. Это вам не спортивных показательных выступлениях красивые бочки и фигуры крутить, заставляя ахать дамочек на земле. Это идет бой! Настоящий, ибо имитацию он бы сразу раскусил. И сегодня он снова видел, полет настоящего аса, а уж в чем-чем, а в финтах, которые крутил этот парень, он разбирался. Соединить фигуры высшего пилотажа в смертельный лабиринт может только настоящий мастер лётного дела. 

Второй мессер, уцелев во взрыве, слегка  подымив снова полез вверх занимать позицию для атаки, а два других гоняясь за «И-16» по горизонтали затеяли новую страшную карусель. Правда достать русского у них никак не получалось, уж очень вёрткая им попалась мишень. Лётчик закладывал такие фигуры, что то один, то другой мессер просто срывался, из-за большей, чем у русского истребителя скорости оба просто не вписывались в виражи, закладываемые этим русским пилотом. По их длинным очередям было видно, что потеряв одного из четвёрки, может быть своего главного, немцы начали нервничать. Тот, что остался без ведущего, видимо менее опытный, потеряв всякую осторожность, в очередной раз кинувшись на русского сверху вниз, и снова промахнувшись, решил выйти из пике ниже, у самой земли. Но зря немец понадеялся на вторую пару, вроде бы сковавших действия русского. Пока он начал свой плавный выход, машина русского, улучшив момент, резко нырнула вниз, и ринулась за ним. Его  два преследователя опять не смогли быстро среагировать из-за своей скорости и проскочили далеко в сторону. Русский же ястребок, в пикировании, набрал скорость, позволившую догнать мессер, и почти у самой воды короткой очередью в упор, расстрелял не ожидавшего такой погони немца. Мессершмит перевернулся и плавно, словно танцуя вальс, упал на садовые участки у высоковольтной линии. Туда, на дым от горящих обломков немецкого самолёта, сразу выехали две пожарные машины. Но подоспевшие два немца уже заходили сверху, казалось, всё, сейчас нашего расстреляют как куропатку. И грянул огонь с обоих мессеров. Ишачок в попытках вывернуться завертелся в этих смертельных струях, и от него отлетело несколько кусков обшивки, на правом крыле даже занялся огонь, но пилот «И-16» сделав несколько рывков вправо и влево со скольжением, сумел сорвать пламя.  От начала боя прошла всего восемь минут, а немцы уже потеряли половину состава. 

И опять случилось, то что никто не мог даже предполагать. Русский самолет выпустил шасси, его скорость резко снизилась, и летящие сзади немецкие машины проскочили вперёд. «И-16» приподнял нос и буквально распорол кинжальным огнём брюхо крайнего, потом снова убрал шасси и попробовал догнать последнего немца, но тот, включив форсаж, быстро ушёл вверх. И опять пошла круговерть. Но теперь дуэль была уже честной, один на один. Покрутившись, наш всё таки подловил немца на встречных курсах и пошел в лобовую. пилот мессера не выдержал первым и отвернул, из ишачка к нему потянулась огненная строчка и ….. оборвалась, боезапас был исчерпан. Немец это тоже понял и кинулся добивать уже беззащитную машину. Русский истребитель, желая отцепиться от преследования, решил воспользоваться мостом автострады и пролететь под ним. Немец упрямо висел сзади, и не успокаиваясь, и всё стрелял и стрелял в русский самолёт. Уже было пробито хвостовое оперение, крылья, пули стучали по единственной защите лётчика бронеспинке, но самолёт ещё был жив и слушался управления. Подраненный «И-16» нырнул под мост, но немец оказался не трус и повторил его маневр. Но  тут русскому опять помогла его находчивость. Вместо того, чтобы как принято  начать набирать высоту, он сбросил обороты и немного потерял скорость, немец же, наоборот, при выходе из под моста, обороты добавил и на какой-то момент, будучи чуть ниже практически поравнялся с русским истребителем. Тот, словно желая посмотреть в лицо упрямого преследователя, перевернулся кабиной вниз, и на какие-то три-пять секунд, они так и замерли, летя на расстоянии в десяток метров, друг над другом.

Некоторым людям с земли было видно, как оба лётчика смотрели друг на друга, потом русский вытянул вниз руку и просто расстрелял кабину немца в упор из своего пистолета. Попал, не попал он в лётчика, было не ясно, но вот жёлтый кок дрогнул, покачнулся и стал падать, входя в своё последнее пике.  Мессершмитт рухнул в аккурат между коттеджами мэра и местного судьи, на чей-то линкольн. Рвануло хорошо, и оба домика враз потеряли окна, часть крыш, а стены приобрели крап от разлетевшихся осколков и кусков бывшего истребителя…

А «И-16» тоже почти падал, мотор работал с перебоями и с трудом поддерживал машину в воздухе. Впереди был сплошной лес, надо как нибудь развернуться решил летчик. Блинчиком-блинчиком израненный самолёт всё же сумел развернуться, и с пологим снижением пошел вниз в сторону города. Только там, на его краю был участок земли вроде пустой и пригодный для аварийной посадки. Мотор чихнул в последний раз и заглох, а винт окончательно замер. Теперь слышался только лёгкий свист рассекаемого воздуха. Истребитель уже просто планировал, выпустить же шасси больше не получилось, видимо была пробита система подачи воздуха. Придётся садиться на брюхо, иначе не получится. И вот последнее препятствие перед полем, забор из сетки, и чуть нырнув летчик в последний раз сделал горку и едва не зацепившись, перемахнув эту ограду леса. Оставалась последнее, и трудное, это посадка. Самолёт дотянул почти до середины поля и мягко коснулся земли, пропахивая низом длинную полосу и теряя скорость. И вот, почти у самого перекрёстка дорог скольжение по мягким ухабам поля, наконец-то остановилось.

Спешащий к месту посадки полицейский, будучи ещё метров за триста, видел как на крыло лежащего самолёта запрыгнули двое или трое людей, и стали помогать лётчику выбраться из кабины. На миг они закрыли пилота, и уже тормозя машину,  он отметил, что добровольные помощники помогли лётчику  вылезти из кабины на крыло, сесть и привалиться на корпус, затем спрыгнули в собирающуюся вокруг толпу народа и исчезли. А толпа, чающая новых впечатлений, всё росла и множилась.  Люди топтались вокруг упавшей машины, и некоторые не стесняясь и обращая ни на кого внимания, снимали и фотографировали. Снимали самолёт, снимались на фоне раненого лётчика, снимали себя и друг друга. Hужно срочно отогнать этих любителей остренького, не дай бог, если что-то из остатков боезапаса сдетонирует. Да, и вызвать скорую лётчику тоже! Сержант вскочил на крыло, и подошёл к тому. Тут его глазам открылась ужасная картина. Во-первых, это был не лётчик, а лётчица, шлем с очками сполз на затылок и открыл её каштановые волосы. Сиреневые глаза девушки были широко открыты, но жизни в них уже не было. Во-вторых, на комбинезоне в районе живота разрастались два кровавых пятна от ножевых ударов, а в грудь, в область сердца по рукоять был воткнут нож, или скорее кинжал с надписью на латыни «Goot mit uns». По смыслу это было похоже на фразу – с нами бог. Значит, её убили уже здесь, на земле. Убили буквально сейчас, чуть ли у него на глазах! Она выжила там, в бою, благополучно сделала посадку, не была задета при обстреле, но была предательски убита посреди толпы своими, русскими. Сержант словно окостенел, потом вытащил свой пистолетик, и подняв его в верх, стал стрелять разгоняя любопытных. Он не успел, на мгновение опоздал спасти жизнь той, кто только что свершила свой подвиг, защищая наше сегодня. Это просто не укладывалось у него в голове! Кто мы? Достойны ли мы нашего беззаботного счастья? Единственно, на что он был сейчас способен,  так это не позволить  толпе пялиться на это, уже мёртвое тело, и оградить от других возможных посягательств. И он стрелял, прерывая любые попытки подойти к самолёту.

Вскоре подоспела скорая, машины спец. служб и только тогда, когда он, доложив начальству о происшедшем, к нему вернулось осознание происшедшего. Тело лётчицы увезли, место посадки оцепили, истребитель укрыли тентом, и оттеснив желающий поглазеть на самолёт народ, поставили охрану. Инцидент обрел руководство.

- Докладываю. После запроса германского посольства поступили сведения о провалившихся в наше время немецких летчиках. Действительно, 22 июня 1941 года они двумя парами совершали второй боевой вылет на свободную охоту и все четверо не вернулись из полёта. Уцелевшие в огне военные документы двоих летчиков это подтверждают. Сходятся и номера на двигателях двух других мессеров. Теперь, что касается нашей летчицы, по её личным документам и ответом их архива это Голик Мария Степановна, пятнадцатого года рождения. Лётчик испытатель Н-ского завода по выпуску реактивных установок для истребителей. Фото на удостоверении и в личном деле совпадают. 20 июня 1941 года была направлена на испытания в 321 истребительный полк под город Гродно. В субботу, до  бомбардировки аэродромов выделенный ей самолёт под номером 55 был отогнан в рем. зону и потому уцелел. В воскресенье двадцать второго в одиннадцать часов дня ею был получен приказ эвакуировать машину с установленными на нём РС для боевых стрельб. Голик тотчас вылетела, и уже через 10 минут в районе пересечения шоссейных дорог четырьмя ракетами уничтожила два пикирующих бомбардировщика «Ю-87», которые штурмовали нашу пехоту. Архив подтверждает это докладом от командира части,  а дальше...

Дальше  следы её теряются. В заданный пункт она так и не прибыла. Не знаю чем, или кем, но выбросило её вместе с преследующими её немцами над Малыми кострами. Она сумела уничтожить четверых умелых и имеющих обширный боевой опыт истребителей на своём ишачке. … И была убита ... Тремя малолетними переростками неонацистами ... Среди своих. ... Это всё.

Страница автора на Проза.ру

Категория: Интересное образование | Просмотров: 691 | Добавил: maxi | Теги: интересное образование, Рассказ | Рейтинг: 0.0/0

Живой журнал Методичка рекомендует:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в соцсетях!